Главная » День за днем » Сейчас Вы смотрите:

Донецк. Парк Щербакова. Предзимнее…

Декабрь 29, 2015 День за днем

Будничный, послеобеденный парк Щербакова за ажурными черными воротами уже скован тонким глянцем заморозков, а полированные гранитные бока пустых фонтанов подернулись инеем.

Теплая и не по-донецки покладистая зима пока откровенно играет с нами в поддавки. Здесь говорят – мы это заслужили. 

2

Рыжий бездомный пес с зимним носом, трогательной розовой каймой вокруг глаз и пушистым бубликом, закинутым за спину, мечется по остывшей набережной, распугивая голубей. Рожденный весной и переживший военное лето, он еще не нюхал февраля, который запросто может заморозить его маленькое сердечко, пройдя сквозь тонкую шкурку и пластины рахитичных ребрышек.

3

Пес липнет к гуляющим парочкам и показушно юлит вокруг доброго мужика, кормящего сизарей и местных уток, бурлящих в воде у парапета.

Оранжевая кепка, контрастирующая с блеклым, замерзшим пейзажем, зеленая форменная куртка с надписью «Високошвидкисний інтернет» («Высокоскоростной интернет») и большая сумка выдают в мужике с хлебом работягу.

Стоит отметить, что украинский язык — даже в виде надписи на одежде — в нынешнем Донецке уже несколько режет глаз…

9

К слову, на здании почтамта вчера появилась долгожданная буква «Ч». Так и не прижившуюся «Ш»  из украинского «Поштамп» изъяли некоторое время назад — и большая надпись на крыше зияла щербиной посередине. Эту шикарную диастему, которой обзавидовалась бы Ванесса Паради, убрали вчера, водрузив в проем букву Ч)

5

Относительную тишину у воды, подернутой тонкой пленочкой льда посередине, рассекает бодрый гудок поезда: по противоволожному берегу идет тягач с двумя грузовыми вагонами. В центре промышленного города, в незаметном углублении, параллельном центральной улице – Университетской – испокон веку катаются чумазые трудяжки. Их никто и не замечал до того момента, пока не стало ясно: если поездов нет – значит, в город пришла беда… Свисток и шум колес – звук, тут же относящий к временам детства.

Парк, с приходом холодов освободившийся от суетливых и шумных посетителей, но еще не укрытый снегом, прихорашивается перед зимней спячкой.

7

На фоне оголившихся ветвей и пустых клумб уютные кафешки в европейском и стиле заиграли в сочетании в красно-белыми крытыми шарабанами. Аккуратно сложенная поленница, рабочие, степенно ладящие лестницу на крышу, звуки бензопил издалека, протяжный заводской гудок – и весенне-светлое, высокое небо ошибочно умиротворяют.

8

— Бум. – Неожиданно и кратко откликается с юга. И еще настойчивее: — Бум. Бум…

— Ах вы ж, пидор..сы! – взвивается солидный мужчина.

— Наверное, разминирование. Там ИХ нет уже давно! Это наши, наши… Юг же.  – Говорит его спутница.

— Тогда не пидр…сы! – облегченно выдыхает мужик. – Наши пацаны, хорошие!

6

…Счастливые вороны и грачи, наконец-то почувствовавшие себя хозяевами парка, гордо и демонстративно расхаживают по парапетам летней дискотеки и острым маковкам кафешек а-ля Бавария. Птицы сосредоточенно дерибанят украденные горбушки в зарослях юкки и сизых можжевельников, придающих оголенному парку гламурную средиземноморскую ноту. Красные бисеринки кизильника рассыпаны на фоне подпорных стен из дикого камня.

…Сухой щелчок выстрела за спинами. Удивляешься, оборачиваешься: откуда бы?15

Но нет: это лоснящийся грач сбросил с высоты лакомый орех и проверяет, удалась ли затея. Орех не поддался, пернатый повторяет маневр снова. Щелк. Щелк. О мерзлую фигурную плитку.

Кинговские Сады Альгамбры и парк Аркадия, стоявшие зимой «бездумные и тихие», «как бы отдыхающие перед сражением», кажется, воплотились здесь.

11

Замерло колесо обозрения с алыми люльками – «пивными крышечками» с изображением черно-белого футбольного мяча на железных донцах, стреножены качели и обездвижены горки.

 

 

 

Футуристический купол аквапарка с извитым зеленым осьминогом на входе  отражает гаснущее зимнее солнце. Похоже, в аквапарке «есть жизнь» — издали видно, как снуют люди на входе. На газонах вокруг вытянулись высохшие снопы двухметровой кортадерии, аккуратно подвязанные до весны.

14

16

17

Гладь второго пруда расчерчена рисочками березовых стволов. До этих мест реконструкция так и не добралась, оставив природный минимализм вокруг – и добавив немного урбанизма в подкладку.

18

Блеклое светило закатывается за террикон – и из низин тянется туман. Огромные дома  в элитном районе, соседствующем с парком, обретают гротескные черты, отсвечивая вычурными башнями, витражами и теплом красного кирпича – дани 90-х.

19

20

Но, однако же, работа в парке кипит – перемещается техника, рабочие выкладывают тротуарчики плиткой под дискотечную музыку из магнитолы. Взвизгивают болгарки.

21

24

На вывеске неказистого здания, где находятся местные озеленители, уже распростер крылья двуглавый орел. Он мирно соседствует с тематически-зеленым указателем улицы – им. Соловьяненко, которую переименовали уже во времена незалежности.

23

То, что здесь не сидят без дела, очевидно:

27

26

Сквозь остов теплицы с остатками стекол (подозреваю, и была неказиста – а обстрелы добили) просвечивает местный Нойшванштайн.22

К стоянке, где ждет их черный Лексус, торопится парочка. Подчеркнуто хорошо одеты, еще год назад они в военном Донецке смотрелись бы экзотично. А сейчас, когда вечером город зажигается тысячами окон, а на дорогах можно попасть в пробку – таким уже не удивишь.

25

Машина времени со скрипом зашевелилась – и пока непонятно, выдала ли на-гора щербатый осколок прошлого или лубочную картинку из безусловного будущего…

 

 

 

28В холодном воздухе вечернего парка разносится радостный крик ребятни: на стадионе играют футбольные команды. Отцы, оставив авто, стоят на склонах, подбадривая и снимая видео.

 

 

В   парке с Щербакова вечерами нет машин-коффеен, поэтому греться – добро пожаловать в развеселый Амстор на Ленинском. Запах сдобы, стразы и сверкающая мишура, зеленые влажные бока лаймов, шампанское – и яркий свет.

А в обменке у входа очередь нервничает – полчаса не могут избавиться от бабки аутентичного бомжеского вида, переминающейся у окошка в унавоженных сапогах-дутиках и закашлаченном зипуне. Бабуля бесконечно пересчитывает деньги и сует крючковатый нос в окошко. Зеленые. Она покупает зеленые.

Уже дойдя с добычей до выхода из Амстора, спохватывается, разворачивается и снова мчит к обменке, отталкивая девушку.

— А завтра, завтра будут доллары?!

И я снова  чувствую, как машина времени, обсыпаясь ржавчиной, как пудрой, натужно тянет свое колесо…

 

© 2015 — 2016, evitadn.ru. Все права защищены.

comments powered by HyperComments

Реклама:

Перейти на сайт

Наш Донецк

AdvertisementAdvertisementAdvertisementAdvertisement

Подписаться на Сайт:

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях на этом сайте.

Присоединиться к еще 18 подписчикам

Авторизация:

Обратная связь:

Актуально:

Село Веселое: как выживают «спартанцы»

18 Янв 2016

Ровно год назад ценой невероятных усилий и человеческих жертв был освобожден донецкий аэропорт, из которого ВСУ вели постоянный варварский обстрел жилых кварталов. В эпицентре ада тогда оказалось Веселое, примыкающее к Октябрьскому. Зажатое между аэропортом и диспетческой вышкой, село приняло на себя самые страшные удары. Со стороны Песок по Веселому бьют и сейчас. 17 месяцев без света, газа и воды. Вторая военная зима. Из трех сотен домов занята только десятая часть. …

(Комментариев нет)

Ткварчели-Макеевка: история несбывшейся мечты

8 Янв 2016

Жанна в наше время пережила две кровопролитные войны и две блокады. В отличие от своей знаменитой тезки, она не шла в бой и ее не короновали. Жизнь всучила Жанне терновый венец. В начале 90-х она вырвалась из истекающей кровью Абхазии, чтобы почти через четверть века пережить этот же кошмар в Донбассе. Тогда ей был 21 год, были силы и надежды. Сейчас – чужая квартира на сумрачной окраине Макеевки, сломанная нога, разбитое …

(Комментариев нет)

Без крова, но с надеждой в сердце. Оксана, у которой «есть все»

4 Янв 2016

«Курочка! Мы ее тогда не будем готовить на Новый год, а прибережем. У Саши как раз будет День рождения». Бабушка, Лидия Николаевна, встречает нас в уютной прихожей накануне праздника, принимая гостинцы. На последнем этаже донецкой пятиэтажки живет семья переселенцев из Славянска – города, который в 2014 первым принял на себя сокрушительный удар. Мама Оксана, двенадцатилетние двойняшки Маша и Миша, первокурсница Саша и их бабушка. Когда стало ясно, что у многодетной …

(Комментариев нет)

Комментарии:


comments powered by HyperComments

Видео