Главная » Наша помощь » Сейчас Вы смотрите:

Ткварчели-Макеевка: история несбывшейся мечты

Январь 8, 2016 Наша помощь

Жанна в наше время пережила две кровопролитные войны и две блокады. В отличие от своей знаменитой тезки, она не шла в бой и ее не короновали. Жизнь всучила Жанне терновый венец.

В начале 90-х она вырвалась из истекающей кровью Абхазии, чтобы почти через четверть века пережить этот же кошмар в Донбассе. Тогда ей был 21 год, были силы и надежды. Сейчас – чужая квартира на сумрачной окраине Макеевки, сломанная нога, разбитое болезнями тело, головные боли, сводящие с ума сутками напролет, бессонница и старые фотографии в «Одноклассниках», кадры из счастливого детства в некогда мирном Ткварчели.

В сети ей ставят лайки и пишут комплименты к черно-белым снимкам далекие друзья из «той» жизни. В реальности с ней рядом – старенькая крестная Лариса, единственная, кто приютил Жанну в беде, и сын крестной – Владимир, безработный инвалид.

Втроем живут на 5000 рублей пенсии в месяц и макаронно-консервную гуманитарку, от которой большинство дончан брезгливо воротят нос. А Лариса растроганно и искренне плачет, вспоминая ахметовскую крупу. Отними ее – и все, не выживут. В самом деле, да кому они нужны – немолодые, больные люди с макеевского отшиба?..

жанна

Маленькая Жанна верила в чудеса…

Побег от войны

В советские времена бабушка Жанны (вместе с мамой), уроженка Украины, поехала в Абхазию, работать на сахарном заводе. Город Ткварчели, где они обосновались, был крупным промышленным центром, флагманом угледобывающей отрасли. Жизнь радовала обеспеченностью и стабильностью.

Девочка выросла среди кавказских вершин, причудливой архитектуры, субтропической изумрудной зелени и радушных людей.

В 1992 году все это осталось в прошлом. Осада грузинскими войсками Ткварчели, защищенного горами, бомбежки, бои, гибель мирных людей – и исход беженцев. Жанна была среди тех, кто вынужден был покинуть непокоренный город-герой. Как и многие ее сверстники, она была уверена – за трагедией стоит новый жизненный шанс. Она окончит вуз в Донецке, а затем вернется в Абхазию, где все к тому времени устаканится.

Но дипломированным биологом Жанне стать не удалось. На последнем курсе университета резко обострилась старая неврологическая патология, пустив под откос жизнь студентки.

1988-макеевка

В 1988 году, в Макеевке

— У меня была родовая травма, пострадала голова, — говорит Жанна. – До переезда я чувствовала себя вполне сносно, но за несколько лет состояние усугубилось. Нервы, постоянный городской шум, экология и климат, видимо, сделали свое дело…

Жанна начала страдать от обмороков и изнуряющих мигреней. Физический труд был ей противопоказан, болезни, нарастающие, как снежный ком, и отсутствие высшего образования поставили крест на попытках устроиться на стабильную, не тяжелую работу.

От войны в Макеевку переехали и мама с бабушкой (поскольку последняя была замужем за грузином, то начала опасаться за свою жизнь). Они умерли друг за другом от рака – и, кроме крестной, живущей неподалеку, на Даках,  у Жанны не осталось никого…

Даже прекрасный, шумный Ткварчели остался только в воспоминаниях, в реальности став обескровленным, разрушенным призраком среди гор.

Война со всеми своими ужасами – бесконечными бомбежками, холодом, голодом вновь настигла ее, но уже в другом горняцком городе,  в другой части некогда благополучного СССР. В 2014.

Бежать на этот раз было некуда.

«Никогда не забуду, как брали аэропорт»

…Из окна кухни открывается вид на пустынный заснеженный двор и растянувшуюся параллельно ему облезлую пятиэтажку.

— Этот дом нас прикрыл во время обстрелов, — показывает в сторону обшарпанного здания Лариса. – Рядом с ним – детский садик, который был поврежден снарядами. Сейчас вы уже и следа не найдете, все восстановили.

жанна23

За год до того, как болезнь ворвалась в жизнь Жанны

Рядом находится железнодорожный вокзал, который целенаправленно и методично обстреливался украинской стороной (из Ясиноватой), а также другая лакомая цель – коксохимзавод. Поэтому жители окрестных кварталов видели все – разрывов мин до фосфорных бомб.

В прошлом году женщины забивались в коридор своей квартиры, бежали с улицы домой, когда Макеевку сотрясали удары артиллерии. О том, чтобы выспаться, не было и речи.

— Никогда не забуду, когда брали донецкий аэропорт. У нас все было очень хорошо слышно, и «Грады» и танки, — вспоминает Жанна. – В январе я почти не спала, все ночи проводила в слезах от бессилия…

Весна и лето принесли долгожданное освобождение от постоянного гула артиллерии.

жанна-3

Жанна встречает нас на кухне

Жанна, лишенная средств к существованию (для того чтобы лечь в стационар, полноценно обследоваться и попытаться оформить инвалидность, у нее просто не было денег), пыталась подработать, чем возможно. Собирала макулатуру и пустые бутылки, за копейки сдавая их в пункты приема.

Перемещаясь по району, встречала в Макеевке своих земляков, приехавших защищать Донбасс из Абхазии. У них, как и у Жанны, теперь две родины, две истерзанные Республики…

— У одного из абхазцев остались жена, трое детишек и еще один, четвертый, усыновленный, — вспоминает Жанна. – Ему бы самому   кто помог….

«Я здесь самая здоровая!»

В августе пришла беда. Когда женщина шла по улице, у нее потемнело в глазах, подкосились ноги – и Жанна упала на асфальт. Прохожие вызвали скорую – мобильного телефона у нее не было. Перелом ноги…

Ночь в Рудбольнице была мучительной, жаркой, полной комаров и липкого ужаса – как жить дальше? За какие средства лечиться? Врач сказал рыдающей Жанне, что в больнице ей придется пролежать минимум десяток дней. Отправить ее домой пришлось раньше: просто потому, чтобы не пошатнулось психическое здоровье отчаявшейся пациентки.

жанна--

Лариса, заботливая крестная

Маленькая, худенькая, пожилая Лариса взяла на себя все заботы о крестнице.

«Я здесь самая здоровая!» — шутит она.

Ей 74 года, и 48 лет жизни Лариса отдала работе в компрессорной коксохима. Ее предупреждали – работа вредная и непременно скажется на суставах. Так и вышло.

Лариса приподнимает длинные полы теплого халата – ее ноги в теплых гамашах выгнуты немыслимой буквой О. Это артроз, необратимая, прогрессирующая болезнь суставов.

Жанна, которую выходила Лариса, без костыля ходить стала только недавно. Да и то – отекшая нога упорно уж не влазила ни в какую обувь, и свой ботинок пожертвовал Владимир.

Собственно, 35-летний Володя – это единственная опора, которая есть у двух одиноких женщин. Сын помогает Ларисе и ее крестнице, и без него, особенно зимой, им было бы не продержаться.

DSC_0083

Владимир и Алиса: многолетняя дружба

Владимир – выпускник физфака национального университета, компьютерщик, у которого тоже непростая судьба. Уже во взрослом возрасте его поразило заболевание, требующее наблюдения у специалиста-психиатра, постоянного приема ряда препаратов и периодических курсов лечения в условиях стационара. Когда он туда ложится женщины опекают его в больнице.

Владимир никогда не опускал рук – работал в редакции заводской газеты (пока коллектив не сократили из-за кризиса), немного занимается программированием и администрирует сайт   о православной фотографии.

Володя оформил инвалидность (выплаты осуществляет ДНР) – и эта небольшая сумма тоже является подспорьем для семейного бюджета.

Все современное, что есть в этом доме – например, холодильник или компьютер – это покупки сына Ларисы в те хорошие времена, когда у него еще была постоянная работа.

Замечу, что техника в этой выдраенной до блеска, аскетичной квартире смотрится пришельцем из будущего. Тонконогие, приземистые серванты и кресла, абсолютно очевидно – выходцы из 60-70-х годов прошлого века, чуть младше их – ковры, плафоны и всякий декор. Лаконичная мебель, прижавшаяся к стенам светлых комнат, светлые простые гардины, крашеные полы, отсутствие лишних деталей – трудно поверить, что где-то еще сохранилась столь бережно законсервированная обстановка прошлого века. Музей!

— А нам многого не надо, — смущенно улыбается Лариса, видимо, воспринявшая мой восторг, как укор, и проводит маленькой ручкой по прохладной двери любимого холодильника.

Маленькие радости

В квартире прохладно  – шокированная, замерзшая после внезапного отключения  газа (в 25 градусный мороз!) Макеевка с трудом приходит в себя. На кухнях работают духовки.

Здесь не погреешься, как в Донецке, в горячей ванне. Даже холодная вода – по часам, два раза в сутки, и банальное мытье рук днем превращается в испытание с ледяным ручейком из железной бабушкиной кружки.

Лариса сокрушается, что за квартиру не может заплатить уже год. Мы переглядываемся – ибо чисто по-человечески непонятно, не только с каких денег это делать, но и за что, собственно, столько отдавать.

жанна-2

 

Через несколько минут, прощаясь с нами в коридоре, Жанна радуется, как ребенок, в предвкушении вкусненького: среди гостинцев есть ее любимая картошка! Редкость! По той простой причине, что в гуманитарке ее нет. Консервы, мука, крупа-макароны – пожалуйста, а чтоб овощи…

DSC00482

Это одна из маленьких радостей в ее жизни, наполненной сутками бессонницы, мигрени, болью в позвоночнике и поврежденной ноге. Жанна щелкает кнопками клавиатуры, получая вести издалека и глушит свои мучения порциями анальгетиков.

Объединенные своими бедами, но в трудный миг приходящие на помощь друг другу, эти люди живут рядом с нами. Таких семей – сотни и тысячи в Донбассе. Но, если вдруг, вам захотелось помочь именно Жанне, Ларисе и Володе, значит, они стали небезразличны не только друг другу…

P.S. Семье необходима всяческая поддержка. В том числе, и медикаменты – темпалгин и комбиспазм для Жанны, кветирон 200 и азапин 100 для Владимира и ортофен для Ларисы.

 

© 2016, evitadn.ru. Все права защищены.

comments powered by HyperComments

Реклама:

Перейти на сайт

Наш Донецк

AdvertisementAdvertisementAdvertisementAdvertisement

Подписаться на Сайт:

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях на этом сайте.

Присоединиться к еще 18 подписчикам

Авторизация:

Обратная связь:

Актуально:

Село Веселое: как выживают «спартанцы»

18 Янв 2016

Ровно год назад ценой невероятных усилий и человеческих жертв был освобожден донецкий аэропорт, из которого ВСУ вели постоянный варварский обстрел жилых кварталов. В эпицентре ада тогда оказалось Веселое, примыкающее к Октябрьскому. Зажатое между аэропортом и диспетческой вышкой, село приняло на себя самые страшные удары. Со стороны Песок по Веселому бьют и сейчас. 17 месяцев без света, газа и воды. Вторая военная зима. Из трех сотен домов занята только десятая часть. …

(Комментариев нет)

Ткварчели-Макеевка: история несбывшейся мечты

8 Янв 2016

Жанна в наше время пережила две кровопролитные войны и две блокады. В отличие от своей знаменитой тезки, она не шла в бой и ее не короновали. Жизнь всучила Жанне терновый венец. В начале 90-х она вырвалась из истекающей кровью Абхазии, чтобы почти через четверть века пережить этот же кошмар в Донбассе. Тогда ей был 21 год, были силы и надежды. Сейчас – чужая квартира на сумрачной окраине Макеевки, сломанная нога, разбитое …

(Комментариев нет)

Без крова, но с надеждой в сердце. Оксана, у которой «есть все»

4 Янв 2016

«Курочка! Мы ее тогда не будем готовить на Новый год, а прибережем. У Саши как раз будет День рождения». Бабушка, Лидия Николаевна, встречает нас в уютной прихожей накануне праздника, принимая гостинцы. На последнем этаже донецкой пятиэтажки живет семья переселенцев из Славянска – города, который в 2014 первым принял на себя сокрушительный удар. Мама Оксана, двенадцатилетние двойняшки Маша и Миша, первокурсница Саша и их бабушка. Когда стало ясно, что у многодетной …

(Комментариев нет)

Комментарии:


comments powered by HyperComments

Видео